Одним из основных обобщающих природно­ресурсных и макроэкономических показателей является удельный забор воды на единицу ВВП, то есть водоемкость валового внутреннего продукта страны, приведенного в сопоставимый в между­народном плане вид по паритету покупательной способности валют (табл. 6.13).

Таблица 6.13. Сопоставление удельной водоемкости ВВП по отдельным странам

Страна ВВП (по ППС), млрд долл. США[*] Забор пресной воды из водных объектов - всего, млрд м3[*] Удельная водоёмкость ВВП (м3 воды на 1 тыс. долл. ВВП)
Россия 3722 64,8 17
Европа (без стран СНГ)
Бельгия 502 5,3 11
Болгария 126 5,5 44
Великобритания 2630 8,2 3
Венгрия 252 5,1 20
Германия 3811 33,0 9
Греция 288 9,5 33
Дания 270 0,75 3
Испания 1565 37,3 24
Латвия 47,6 0,25 5
Нидерланды 827 10,7 13
Польша 977 11,3 12
Румыния 414 6,4 15,5
Финляндия 227 6,6 29
Франция 2659 30,0 11
Чешская Республика 341 1,65 5
Швеция 450 2,7 6
Эстония 37,5 1,75 47
Страны-члены СНГ
Армения 20 2,44 122
Беларусь 157 1,59 10
Казахстан 344 21,95 64
Киргизия 16 9,9 619
Другие страны
Австралия 1100 16 14-15
Канада 1598 39 24
Мексика 2152 79,5 37
США 17393 порядка 423 24
Турция 1522 50,5 33
Япония 5013 82 16

   

Что касается сопоставимого ВВП по отдельным странам, то соответствующие данные взяты из по­следних публикаций Росстата. При этом рассматри­ваемые цифры лишь в относительно небольшой части являлись результатом работы отечественных статистиков. Они получены по итогам трудоемких, длительных по времени и постоянно уточняемых расчетов с множеством участников. Подобная ра­бота в последние десятилетия проводится один раз в несколько лет по многим странам мира, сгруппированных по регионально-экономическому прин­ципу. Конкретные мероприятия в рамках общей международных экономических организаций. Рос­сия неоднократно участвовала в подобных слож­ных и масштабных сопоставлениях.

В качестве ключевого элемента при подобных расчетах применяется не соотношение валютных курсов, а так называемые паритет покупатель­ной способности валют (ППС), построенный на долларовой основе. Необходимость применения данного статистического агрегата, несмотря на его определенные недостатки, признается в по­давляющем числе государств. Повсеместно счита­ется, что без его использования международные сопоставления макростоимостных показателей некорректны и недостоверны. Сам механизм, ме­тодология получения сравнимых ППС по группам стран изложена в соответствующих международ­ных рекомендациях-стандартах. Сущность этого показателя в самой упрощенной форме можно представить следующим образом.

Конкретный паритет покупательной способ­ности представляет собой количество единиц валюты, необходимое для покупки стандартного набора товаров и услуг, который можно купить за конкретное число денежных единиц базовой страны (или на конкретное число денежных еди­ниц общей валюты группы стран). Например, для покупки в США в 2005 г. условной корзины товаров и услуг необходимо было иметь 100 долл. США. Для покупки той же (или близкой по составу) корзины товаров в России в том же году требова­лось израсходовать 1274 руб. В 2010 г. стоимость набора рассматриваемой корзины составляла соответственно 100 долл. США и 1582 российских руб., в 2013 г. - 100 и 2048; в 2014 г. - 100 и 2126 и в 2015 г. - 100 долл. США и 2257 российских руб. По многим странам последние из имеющихся анало­гичных оценок в долл. США и валюте конкретной страны сделаны за 2014 г., а по ряду государств они присутствуют лишь за более ранние годы.

Результаты соотношения приведенных цифр, то есть паритетов покупательной способности американской и соответствующих (в т.ч. россий­ской) валют, положены в основу рассматриваемых макроэкономических сравнений (в сопоставлени­ях, проводимых ОЭСР-Евростатом, ППС традици­онно выражаются в долларах США).

ППС являются одновременно и дефляторами, и инструментами пересчета стоимостных пока­зателей в национальной валюте в сопоставимую валюту. В простейшей форме ППС являются соот­ношениями цен. Данные конкретного паритета рассчитываются не только по индивидуальным продуктам, но также по группам продуктов и по каждому из различных уровней агрегирования расходов, вплоть до уровня ВВП.

Что касается данных, характеризующих водо­забор по соответствующим странам по сопоста­вимой методологии, то основными источниками информации служат данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Статистического бюро Европейского союза (Евро­стата), Организации по экономическому сотруд­ничеству и развитию (ОЭСР), Института мировых ресурсов, Межгосударственного статистического комитета Содружества Независимых Государств (Статкомитета СНГ) и ряда иных организаций.

По итогам приведенной схемы сопостави­тельных расчетов была построена табл. 6.13. При этом удельная водоемкость ВВП - результат деле­ния второй колонки таблицы на первую колонку - для наглядности указана не в м3 на 1 долл. ВВП (значность цифр при этом оказывается очень ма­ленькой), а в м3 на 1000 долл. ВВП. Расчет велся только применительно к пресной воде, т.е. без учета забора морской воды.

Анализ данных, полученных в табл. 6.12, в частности, свидетельствует, что величина соот­ветствующего показателя в России в настоящее время превышает соответствующую величину в Нидерландах и Франции примерно в 1,3-1,6 раза; в Германии - в 1,9 раза. По сравнению с Фран­цией водоемкость ВВП в нашей стране пример­но в 3,4 раза, а с Данией и Великобританией - в 5,5-6,0 раз выше.

Кроме того, рассматриваемая удельная водо­емкость в нашей стране гораздо более высокая, чем в Бельгии, Чешской Республике, Швеции и ряде других государств.

В то же время достаточно близки уровню водо­емкости ВВП в России показатель в Румынии, Венгрии и Японии. В Испании и Канаде данный макроиндика­тор превышает российский показатель приблизи­тельно в 1,4 раза, в Финляндии - в 1,7; в Греции и Тур­ции - более чем в 1,9; в Болгарии - в 2,6 раза.

Иначе говоря, несмотря на значительную удельную водоемкость отечественной экономики, существует значительное число стран, включая членов ЕС, где этот показатель составляет гораздо более высокую величину.

Водоемкость ВВП России и США в 2005 г. была почти одинакова; в 2010 г. и последующий период, включая 2015-2016 гг., по примерной оценке, во­доемкость США ощутимо превзошла российский уровень.

По странам СНГ удельная водоемкость ВВП значительно ниже российского показателя в Бе­ларуси, близка на Украине (по приблизительным расчетам) и существенно выше в Азербайджане, Казахстане, Армении, Киргизии (табл. 6.13).

Показатель водоемкости ВВП в конкретной стране характеризует не только степень рацио­нальности водопотребления и наличие водосбе­регающих технологий, уровень потерь воды при транспортировке и т.п. Огромную роль играет исторически сложившаяся структура экономики, прежде всего удельный вес отраслей с высоким уровнем добавленной стоимости и относительно малым использованием воды, с одной стороны, и удельной вес отраслей с невысоким уровнем до­бавленной стоимости и большим потреблением воды, таких как сельское хозяйство, включая оро­шаемое земледелие, и т.д., с другой стороны. Нема­ловажное значение имеет численность населения, главным образом городских жителей, обеспечива­емых централизованным водоснабжением. Кроме того, свое влияние оказывают также объективные факторы, например, климатические и гидрологи­ческие условия страны и ее регионов - уровень выпадения осадков, среднемноголетняя водность года, средняя температура и т.п. Иначе говоря, не­обходим в том числе, естественно-исторический подход при соответствующем анализе.

Характерно также, что многие страны, рас­положенные на побережье морей, забирают и используют для нужд экономики значительный объем морской воды. В первую очередь морская вода после соответствующей подготовки исполь­зуется в энергетике для охлаждения конденса­торов турбин, аппаратов и агрегатов тепловых и атомных электростанций, а также для производ­ства горячей воды. Если в России доля морской и иной непресной воды составляет около 10% от суммы всех используемых поверхностных и под­земных вод, то в Дании морской воды исполь­зуется в 6 раз больше, чем пресной; на Кипре - в 4,5 раза; в Швеции - в 3,4; Финляндии - 2,5; на Мальте - 1,2 раза больше. В этом во многом причи­на весьма низкой водоемкости ВВП, рассчитанной применительно к пресной воде, в некоторых стра­нах Европы и ряде других государств.